Царица Нарциссов

Если солнце коснется вдруг моря,
По желанью затерянных лет,
Луч зеленый таинственной зорькой
Отразит удивительный цвет.

По волне пробежит точно призрак,
Диск луны, отворяя с завес,
Обнажая полночные ризы ,
Нарисует дворцы до небес.

Если в море отправиться в лодке,
Плыть к огням, что не знают границ,
Не на веслах, под ветер холодный
По веленью всесильных зарниц.

Вдруг увидишь за сизым туманом,
Рассекая пучину воды,
Появляется остров с вулканом,
Сновиденьем желанной мечты.

Изумрудной сверкая короной,
Там леса малахитом горят,
Расписные ажурные кроны,
Как живые от ветра шумят.

Лодка - киви , блуждая на ощупь,
Полетит по спиральной кривой,
И опустится тихо на площадь,
Где искрится фонтан голубой,

Изо рта золотой черепахи.
Тронь ее и она зазвенит,
Звуком арфы наполнится панцирь,
Жизнь тщеславная в ней закипит.

К черепахе подъедет карета,
И возница придержит коней.
Распуская тенета по ветру,
Кто-то крикнет тебе из дверей.

Странный голос взывает молитвой,
В нем растерянность и печаль.
Надо было такому случиться,
Приоткрылась случайно вуаль.

Ты к карете подходишь спокойно.
Окна скрыты узорами штор.
Не предвидев разбойничьей бойни,
Сердце бросишь под острый топор.

Твои мысли, сгущая кисельно,
А глаза ослепив в полутон
Самокатным цветным ожерельем,
Приглашает девица в салон:

В красном бархате мир суеверий,
Золотая парча на дверях,
Колокольчик в серебряной зерни ,
А на стенках кораллы в цветах.

У красавицы веер из перьев
С драгоценной резьбой кружевной.
В дорогих кипарисовых серьгах.
В косы вколот махровый левкой.

Из кувшина наполнит бокалы
Лучезарным десертным вином.
Под звенящие звуки цимбалы ,
Снимет латы, каленый шелом .

Бриллианты созвездий Плеяды
Светом радуги вспыхнут в ночи.
Вместо солнца - алмазы обрядные
В пылком отблеске жаркой свечи.

Хочешь ли ворожить на ромашке,
Диадему надеть на себя,
Царской власти испробовать чашу?
Вдруг тебе улыбнется судьба.

Наше царство воспето без рифмы,
Без погудки отрадной, вчерне.
Под водой, как застывшие рифы
Доживаем свой век в глубине.

Наши души, тела, свыклись с грязью,
В известковых скелетах медуз
Погибают от дружной обвязки
С безнадежностью жертвенных уз.

Шесть чудес из античного мифа
Превратились со временем в прах.
Мы в реке Танаисе со скифами
На мечах отбивались вразмах.

Но, не выдержав натиска готов,
Растворились в других племенах.
Безотрадно живем в тесных сотах,
На костях и своих черепах.

Наши лица от прихоти присные.
В сахар варится сладостный страх.
Беззаботные злые Нарциссы ,
Отразили свой гнев в зеркалах.

Мы не знали добра и веселья.
Занимались лишь только собой.
Не любили языческих зрелищ,
Не плясали под яркой луной.

Много лет среди мрака и тени
Нас обходит ленивая смерть.
За грехи изнываем от скверны,
На поминках, съедая десерт.

Ты взгляни на меня, я красива.
Я погибну, как тонущий стерх
От улыбки беспечной игривой,
Если боги услышат мой смех.

Милый спутник жестокой русалки,
Хоть не ведаю имя твое,
Пожалей нас отшельников жалких,
Грусть, рассеяв игрой в решето.

Добрым клоуном в уличном цирке,
Что, шутя, пересолит халву.
Стань артистом - приятной сатирой
Вылей с амфоры желчь наяву.

Не могу поступить я иначе.
Не вкусить мне запретный плод.
Нимфой скорбной от горечи плачу
Над отверженной бездною вод.

Светлый миг, к сожалению, тает,
Чтоб погибнуть. Мне слышится хор.
Не бакланы слетаются в стаи,
Это в море рождается шторм.

Скоро остров опустится в волны,
Налетает последний прибой.
Лист персидской фиалки невольно
Я сорву, прикоснувшись губой.

Не хочу быть отверженной льдиной,
Чтоб исчезнуть, как тень над землей.
Я хочу в башмачке Венерины
Походить по тропинкам с тобой.

Друг мой ясный, о солнце мечтаю,
Не в зеленых лучах, золотых.
Я за счастьем по свету скитаюсь
В нелюдимых пустынях чужих.

Я, царица из царства Нарциссов,
Стать верблюжьей колючкой хочу,
Неприглядным кустом тамариском.
А зимой лучше в печке сгорю.

Я согрею своими руками,
Косы русые брошу в огонь.
Мое сердце расплавится в пламя,
Освещая церковный амвон .

Я устала от жизни подводной.
Демон тьмы мне мешает во всем.
Прикасаясь рукою холодной,
Окисляет намеренья злом.

Снять проклятье терзающей воли
Легче гневом блуждающих гроз.
Мертвецы не страдают от боли,
Им не нужен телесный наркоз.

Только души, как ангелы, мечутся
Перед богом и перед людьми,
За невольную клятву вечности
Покаянья не просят взаймы.

Посмотри, ярко светится Гемма ,
Из созвездия северных стран.
Там в лесах в воробьиное семя,
Превращусь, чтоб не чувствовать ран.

Не пугайся, что ты убиваешь,
Тот мираж, что стоит пред тобой.
Ариадна на подвиг взывает,
Мне укажет дорогу домой..

Ты стоишь заколдованный взглядом
И не знаешь, как жертву сберечь,
Пробивает тебя, словно ядра,
Бесконечная страстная речь.

Сколько в ней пережитых страданий.
Не поймет их простой человек.
Божество, вперекор испытаньям,
От притворства впадает в аффект.

Истомившись в затворном изгнанье,
Увядая, как сорванный лист,
Если рядом веселье без брани,
Мир немеркнущих праведных искр.

Забывая про прелести рая,
Дух стремится приблизиться к нам.
Там, где грешные люди мечтают
Он завистливо липнет к глазам.

Этот остров зеленого мыса,
Где вулканы сжигают дотла
Всю растительность огненным иском,
Не щадя ни леса, ни поля.

Там сады с валунами и галькой
Зеленеют без пения птиц.
Города с акведуками в скалах
Пламенеют от сочных иглиц .

Ты осмотришь задумчивым взором
Незатейливый, грустный пейзаж.
На сиденье присядешь покорно,
Принимая нежданный пассаж .

Вмиг помчатся игривые кони,
Отрывая копыта с земли,
Припустившись от мнимой погони,
К тем вулканам, дымящим вдали.

Там синеют высокие горы
И лиловый зловещий закат
Ослепляет глаза всплеском горна,
Будто лаву плеснула Амат .

Не молчи, не печалься напрасно.
В дивном замке забудешь недуг.
Будешь жить очарованный сказкой,
Словно принц среди ласковых слуг.

Я рабыня твоя, бог свидетель,
Все желанья исполню в пути.
Посмотри, как усилился ветер,
Но обитель моя впереди..

Ты с надеждою глянешь в оконце.
На хрустальном небесном мосту
Остановятся быстрые кони,
Подводя роковую черту.

Белоснежная грива свисает,
Пар клубится из потных ноздрей,
Серебристая сбруя блистает.
А в лампадке дымится елей .

Покидает царица повозку,
Чтоб взойти на торжественный трон.
Золотистые чайные розы
Украшают кустарником склон.

На горе, где пасутся барашки,
Слышно пенье коварных Сирен .
Виден замок с чернеющей башней
Под охраной базальтовых стен.

Исколов свои пальцы о шандру
И накинув на плечи камлот ,
Позабытая миром Кассандра ,
В сад, заросший, с тобою идет.

В том саду были райские птицы.
В полумраке при свете звезды
Ты, наверно, влюбился в царицу,
Исповедал ей чувства, мечты.

Она, вздрогнув, впервые услышав
Голос твой, как журчанье ручья,
Чуть прищурив глаза голубые,
Молча слушала трель соловья.

На вершине холмистого гребня,
Разжигая из веток костры,
Ярко тлеющей палочкой в небе
Утвердил неизбежность пари.

Я тебя поняла без ошибки,
Услаждаться, намерен, с умом.
Поцелуй мне подаришь с улыбкой,
Не сгоришь ли под жарким огнем?.

Ты кивнул ей в ответ, что согласен.
Как влюбленный, не слыша слова.
В тайный смысл вникаешь отчасти,
Если вскружится вдруг голова.

Нос ее, как у гордой орлицы,
Заострился, гремела гроза.
Может быть высоко в колеснице
Проскакала удача твоя.

Резкий ветер поднялся вдруг вихрем,
Он тебя подхватил и понес,
Над вулканом развеялся лихо,
Чтоб душа леденела от слез.

Где жара отвергает невест,
Как стекло растекается пемза,
Там цепями грохочет Гефест ,
Опираясь на твердую землю.

Ты, сгоревший, об этом не знаешь.
От тебя даже пепла здесь нет.
А царица с обидой вздыхает,
Проклиная лукавую смерть.

Если солнце незримо за морем,
Вдохновеньем природы воспет,
Луч зеленый, предвестник Авроры ,
Отражает загадочный свет.

Только жаль - этот остров заветный
Вновь слизала крутая волна.
Слышал я в отголосках легенды,
О нем слава недобрая шла.